mind

Віце-президент Ryanair: «З нашим приходом в Україну МАУ доведеться знизити ціни»

Девід О'Брайан – про те, чим і як європейський авіаперевізник збирається підкорювати український ринок (рос.)

Віце-президент Ryanair: 	«З нашим приходом в Україну МАУ доведеться знизити ціни»
Девід О'Брайан
Фото DR

У 2016 році за офіційними даними Державіаслужби України вітчизняні аеропорти обслужили 8,278 млн пасажирів, що на 31,1% вище показника 2015-го. Такого стрімкого зростання авіаційна галузь країни не знала вже майже 10 років. Щоправда, в основному його вдалося досягти завдяки значному збільшенню обсягів транзиту пасажирів, що перевозяться найбільшою вітчизняною авіакомпанією – «Міжнародними авіалініями України» (у минулому році додали близько мільйона транзитних пасажирів, тобто більше 50% національного зростання) і пожвавленню чартерних програм турецького напрямку. У той же час кількість українців, що користуються авіаційним транспортом, залишається на вкрай низькому рівні – більшість фахівців галузі констатують, що лише 3-4% населення України хоча б раз на рік кудись літає. У сусідній Польщі таких понад 25%.

Головною причиною слабкої популярності авіаційного транспорту вважається висока вартість квитків. Хоча практично всі фахівці відкидають цей аргумент і рекомендують зосередитися на підвищенні добробуту населення, оскільки дорожнеча – міра відносна. І все ж існує стійка думка, що вихід на ринок великого європейського лоукостера – Ryanair – міг би змінити ситуацію. Ще під час підготовки до Євро-2012 тодішній міністр інфраструктури Борис Колесніков запрошував ірландську авіакомпанію відкрити рейси в Україну. Але ні тоді, ні пізніше особливої зацікавленості лоукостер не виявив. Вийти на український ринок він наважився лише зараз.

Ryanair – найбільша авіакомпанія Європи, що перевозить понад 117 млн пасажирів на рік. Понад 370 літаків, що базуються в 85 містах, виконують польоти в більш ніж 200 аеропортів 33 країн. Україна стане 34 такою країною. Компанія працює по всьому європейському континенту.

У планах Ryanair – до 2024 року збільшити пасажиропотік до 200 млн пасажирів на рік, тобто в середньому щорічно додавати по 10 млн пасажирів – стільки, скільки зараз щорічно перевозять Міжнародні авіалінії України або Air Lingus (ірландський національний перевізник. – Mind). До цього часу, згідно з прогнозами, кожен третій європейський пасажир (без урахування далекомагістральних польотів) літатиме саме на рейсах Ryanair.

Рівно рік тому наш автор мав можливість особисто познайомитися з віце-президентом Ryanair Девідом О'Брайаном. Тоді свою байдужість до українського ринку друга людина в авіакомпанії пояснила тим, що перевізник не має права виконувати польоти між містами ЄС і України. Але він був вельми здивований, що в більшості випадків обмежень немає, і Wizzair активно цим користується. Тоді О'Брайан обіцяв перевірити хоча б теоретичну можливість організації польотів.

Уже через місяць, під час інтерв'ю для Forbes Україна, Девід О'Брайн розповів, що авіакомпанія почала дискусію з аеропортом Львів про можливість відкриття польотів. Щоправда, ринок України розглядався лише як додатковий до вже існуючих. І вихід на нього міг стати реальністю тільки тоді, коли авіакомпанія зміцнить свої позиції в Німеччині і Франції, наростивши за два роки (2016-17) пасажиропотік з 2% до 8%. За даними anna.aero, ірландці вже вийшли на заявлені показники на німецькому ринку.

І ось менш ніж за рік після початку дискусії з українським аеропортом, О'Брайан прилетів до Києва та Львова, щоб оголосити про початок повномасштабної експансії на ринок України. Уже в кінці жовтня цього року Ryanair запустить одразу 11 рейсів з України, відкривши нову сторінку в історії українського авіаційного та туристичного ринку.

У розмові Девідом О'Брайаном вдалося обговорити, чому компанія вибрала для виходу саме цей час, що допомогло визначити перші маршрути. Поговорили ми і про можливе працевлаштування українських пілотів, а також про те, чи просить лоукост дотації від української держави за вихід в Україну, і чому уряду не можна продавати державні аеропорти.

- Год назад вы говорили, что Украина мало интересна вашей авиакомпании, так как рынок слишком мал, даже меньше соседней Польши. Что изменилось?

- Ранее мы десять лет концентрировали все свое внимание на освоение таких рынков, как Испания, Италия и Великобритания на Западе Европы. Сейчас мы в большинстве стран региона уже занимаем первое-второе места или близки к этому. И думаю, пришло время перенести акцент концентрации внимания на восточный фланг от Израиля на юге до Польши на севере.

В Польше и других странах Восточной Европы мы уже – перевозчик номер один. Но там есть потенциал для развития. В контексте этой стратегии и лежит наш интерес к Украине, демонстрирующей открытость Европе.

Поправлю вас, я не говорил, что Украина меньше Польши – наоборот, ваша страна больше и по населению, и по территории. Другой вопрос – развитость рынка. Если мы посмотрим на Киев, то увидим, что отсюда есть только 66 прямых направлений полетов, а из Львова вообще 19, в то же время из сопоставимых Копенгагена и Дублина 138 и 155 соответственно.

При этом на одного жителя Львова приходится один пассажир в аэропорту города, на киевлянина – 2,9, на дублинца – 15,4, а на жителя Копенгагена – 14,9. Возможно, это потому, что ирландцы любят значительно больше путешествовать, чем украинцы. Но в целом мы видим тут огромный потенциал. Из польских провинциальных городов (например, Вроцлава) больше направлений полетов в Европу, чем из Киева. Сейчас, когда Украина активно стремится в Европу, я думаю, самое время нам выходить на рынок.

- Что вы предлагаете украинским пассажирам, и какие планы на ближайшее время?

- Уже 30 октября этого года мы открываем полеты в два аэропорта: в столичный «Борисполь» и Львов. В «Борисполь» можно будет прилететь из Стокгольма, Манчестера и Лондона, а так же голландского Эдинховена – всего 15 рейсов в неделю. Во Львов мы откроем полеты из Кракова, Вроцлава, Берлина, Меммингема (около Мюнхена), Лондона, Будапешта и Эдинховена – всего 16 рейсов в неделю.

Пока мы не будем открывать базу в Украине, все самолеты будут приходить из-за рубежа. Наш план на первый год – это более 500 000 пассажиров. Что позволит создать более 380 новых рабочих мест за пределами аэропортов.

Возможно, уже летом следующего года мы добавим полеты на Италию и Испанию из Львова, но это предмет дальнейших переговоров. 

- Почему вы выбрали именно эти аэропорты для открытия первых рейсов?

- Когда мы рассматривали варианты, мы приняли во внимание те иностранные аэропорты, где мы базируем флот, где у нас хорошие условия для развития, и которые также хотели иметь авиасообщение с Украиной.
Мы считаем, и наш опыт показывает, что между выбранными аэропортами точно есть спрос. И это только начало, в будущем мы планируем только в Киеве добавить около 15 направлений.

- Как вы видите конкуренцию с другими участниками рынка? С тем же Wizzair?

- Как и на всех рынках. Мы оперируем новым флотом, у нас самые низкие операционные расходы среди авиакомпаний. И отсюда – самые низкие цены на билеты. Следующий европейский лоукост по средней цене на билет дороже нас на 25%, и он не работает в Украине. Поэтому я говорю, что с нашим приходом на рынок тут будет только один настоящий лоукост-перевозчик – Ryanair.

Хотя на рынке якобы присутствует авиакомпания с низкими ценами на билеты, я слышу от местных жалобы на тарифы. Я могу заверить: очень быстро вы увидите последствия наших дешевых предложений. И я вам гарантирую такие низкие цены на билеты. Это можно увидеть уже сейчас – мы открыли распродажу на все направления из Украины, и цена стартует от 19,99 евро за билет. Среднестатистическая цена у нас – это 40 евро. Конечно, такой цены вы не найдете в разгар сезона, например, летом из Лондона в Малагу. Но я уверяю вас, заранее всегда можно будет приобрести билеты из украинских аэропортов за 20 евро.

Кроме того, мы видим, что значительная часть украинских пассажиров приходится на такие аэропорты, как Франкфурт, Стамбул или Варшава (особенно из Львова) откуда украинцы с пересадкой летят дальше. В то же время мы считаем, что есть большой потенциал прямых рейсов – которые мы и будем развивать.

Президент Ryanair Девід О'Брайан: 	«Мені подобається Україна»
Фото: DR

- Как вы видите конкуренцию с национальным украинским перевозчиком – МАУ?

- Во-первых, «Международные авиалинии Украины», насколько я знаю, – частная, а не государственная компания, не несущая флага страны, поэтому я не называл бы их национальным перевозчиком. И мне кажется нормальным, что они не будут получать каких-то преференций или помощи от государства в честной и открытой конкуренции с нами.

С моей точки зрения внешнего наблюдателя, «Международные Авиалинии Украины» – это хорошо управляемый бизнес, но им придется снизить цены.

В то же время мы рассматриваем возможность сотрудничества с МАУ, видя потенциал развития авиасообщения между Западом и Востоком. Мы – лидер в Европе и из Украины полетим на Запад, тогда как МАУ имеет очень хороший разлет на Восток. Я вижу потенциал.

- Вы уже вели переговоры с МАУ?

- Пока мы рассуждали эту тему с министром инфраструктуры Владимиром Омеляном. На наш сайт в месяц заходит 45 миллионов посетителей. Я уже предлагал министру, что мы могли бы продавать билеты МАУ на своем сайте и тем самым помочь им в развитии. Думаю, это мог бы быть интересный проект.

- Такому сотрудничеству может способствовать и то, что вы будете летать не в «Жуляны» (аэропорт «Киев»), а в «Борисполь» – главную базу МАУ. Последнее время ходили слухи, что ваша компания полетит в киевский аэропорт «Жуляны», и даже ваш самолет накануне прилетел туда. Почему все же вы выбрали аэропорт «Борисполь»?

- По поводу «Жулян» – это вопрос к украинским хакерам, которые якобы нашли упоминание аэропорта на нашем сайте.

Что касается Киева, это очень правильная государственная политика – иметь сразу два аэропорта в столице. В большинстве европейских столиц есть два аэропорта, и это создает условия для конкуренции между ними, что положительно влияет на перевозки. Такую же ситуацию мы увидели в Киеве. Я не буду оговаривать публично подробности коммерческих переговоров. Отмечу лишь, что такая авиакомпания, как Ryanair точно заслуживает особого отношения к себе.

- Рассматриваются ли другие аэропорты Украины? Например, Одесса или Харьков?

- Мы не можем охватить все и сразу. Спрос на наши услуги очень большой. Мы выполняем полеты в более 200 аэропортов, и все просят дать новые направления. Это невозможно. Существует реальная конкуренция между аэропортами, которые хотят работать с нами. Поэтому мы вынуждены выбирать те, которые более подготовлены, куда востребованы полеты с уже существующих баз.

- Существует ли прямая связь вашего выхода на рынок с Brexit или перспективой введения безвизового режима для украинских граждан в страны Шенгенской зоны?

- Сложилась парадоксальная и в чем-то ироничная ситуация, когда крупнейшая страна на Востоке Европы так активно стремится в Евросоюз, в то время когда крупнейшая страна на Западе континента так же стремительно от него удаляется. Но я знаю, ситуация какой страны мне больше по душе.

Президент Ryanair Девід О'Брайан: 	«Мені подобається Україна»
Фото: facebook.com/ryanair

- Рассматриваете ли возможность открытия внутренних полетов в Украине?

- Для этого нам нужно сначала открыть базу в Украине. Без базирования здесь пока это невозможно. К тому же есть вопросы по рентабельности. Но я бы не стал отбрасывать такой возможности в будущем. В любом случае это требует дальнейших переговоров с министерством и аэропортами.

- Рассматриваете ли вы возможность трудоустройства украинских специалистов? Возможно, запуска программы кадетов для пилотов?

- Действительно, в Украине есть очень хорошая школа подготовки авиационного персонала. И я думаю, что украинский персонал был бы достаточно гибким в своих требованиях по условиям работы. Но, к сожалению, сейчас в вопросах трудоустройства мы ограничены европейским законодательством. Чтобы быть принятым к нам на работу, пилот должен быть резидентом Европы.

Пока я не знаю, есть ли возможность решить эту проблему. 
В целом, я думаю, это хорошее поле для дальнейшего сотрудничества. И тут есть о чем подумать и нам, и украинской стороне – как правительству, так и учебным заведениям. И, возможно, в будущем мы найдем какой-то механизм, или европейские власти пойдут в этом вопросе нам навстречу.

- В последние годы вы открыли два авиаремонтных предприятия (базовых MRO) в Каунасе и Вроцлаве. Но ваш флот все время растет, вам наверняка нужны будут еще площадки, а в Украине есть много авиаремонтных заводов – и в Киеве, и во Львове, и в других городах. Рассматриваете ли вы какие-то варианты инвестирования в Украину?  

- Конечно, Украина имеет очень долгие хорошие традиции в авиационной отрасли: научная база, учебные заведения, заводы. Мы знаем это.

И в будущем нечто подобное вполне возможно и тут. Я думаю, мы вернемся к этому позже. Сейчас наша первая инвестиция в экономику Украины – это 500 000 новых пассажиров.

- На каких условиях вы заходите в украинские аэропорты?

- На конкурентных условиях. Каких именно – это коммерческая тайна. Поэтому мы открыты для конкуренции с любыми авиакомпаниями.

- Получите ли вы дотации от государства за выход на рынок Украины?

- Мы заключаем сделки с аэропортами. Мне не работаем с правительством.  А в целом нужно понимать, что это государство должно проводить правильную политику поддержки аэропортов, а не авиакомпаний. Порой правительства совершают грубые ошибки. Сейчас пошла тенденция приватизации аэропортов. При этом правительства естественно желают продать аэропорт подороже. В результате инвестор, переплативший за аэропорт, вынужден завышать сборы и цены на обслуживание для авиакомпаний. И это влияет на наше желание выполнять полеты в такие аэропорты. И тогда правительству, заинтересованному в притоке туристов, приходится искать альтернативные решения.

Например, мы видим просто комическую ситуацию на Кипре, где в результате приватизации сложилась частная монополия аэропортов, которые взвинтили цены для авиакомпаний. И теперь правительство вынуждено платить авиакомпаниям субсидию, которую перевозчик тратит на оплату сверхвысоких аэропортовых сборов. Получается порочный круг. Они продали аэропорты, получили деньги, а теперь отдают их обратно фактически владельцам аэропортов.

Я надеюсь, что Украина не будет повторять таких ошибок. Если ваше правительство надумает продавать аэропорты – остановите их, пожалуйста.

- Мы очень рады видеть вас в Киеве и хотели уточнить, надолго ли вышла авиакомпания к нам? Что может заставить вас уйти с украинского рынка?

- Я думаю, ничего. Мы очень редко принимаем решение покинуть рынок. Иногда мы сокращаем свое присутствие, как в прошлом году на рынке Норвегии, более чем наполовину – после того, как норвежское правительство приняло решение взымать экологический налог в размере 8 евро. При нашей средней цене билета в 40 евро – это очень много.

То есть вынудить нас уйти могут лишь политические или фискальные решения правительства или же грубая политика аэропортов-монополистов. Поэтому я очень рад, что в Киеве есть конкурирующие аэропорты.
Я бывал в вашей стране ранее. Я знаю, какие трудности тут были у бизнеса, мы говорили об этом с министром, и надеюсь, это в прошлом. Мне нравится Украина.